Правки в УПК: несколько лет на экспертизу и видеофиксация с перебоями

Пока юридическое сообщество продолжает дискутировать по поводу необходимости модернизации Уголовного процессуального кодекса, парламентарии внесли в него изменения, которые могут заблокировать работу правоохранителей, адвокатов и судов.

Сроки без счета

Вместе с появлением новых Гражданского и Хозяйственного процессуальных кодексов, а также Кодекса административного судопроизводства, потерпел вмешательства реформаторов и УПК. По трем первым шли пылкие дискуссии, тогда как изменения в четвертый не обусловили широкое обсуждение. Между тем кодекс, кроме чисто редакторских правок вроде замены словосочетания «Верховный Суд Украины» на «Верховный Суд», дополнили рядом интересных положений.

Одним из них является так называемая поправка Лозового, которая касается сроков досудебного расследования и порядка их исчисления. Несмотря на то что во время голосования в Верховной Раде предложение по сокращению таких сроков поддержали всего 52 народных депутата, изменения в ст.219 УПК были одобрены.

В итоге получаем следующее: срок досудебного расследования с момента внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований до момента вручения подозрения составляет 2, 3 и 6 месяцев (в зависимости от тяжести преступления).

После вручения уведомления о подозрении сроки могут быть продлены: до трех месяцев - руководителем местной прокуратуры, заместителем Генерального прокурора, до 6 и 12 месяцев - следственным судьей.

Практические аспекты реализации этих норм в жизнь специалисты обсудили в ходе круглого стола «5 лет защиты по новым правилам. Потребность в модернизации УПК. Что сейчас? », Организованного Ассоциацией юристов Украины.

В частности, было отмечено, что и в первом, и во втором случае сроки могут быть продлены. Причем количество таких продлений не ограничено, что, собственно, нивелирует идею ускорения процесса. Интересной представляется и позиция законодателя по поводу продления срока до трех месяцев руководителем местной прокуратуры или заместителем Генпрокурора. То есть ни другой прокурор, ни Генеральный возможности удлинять такой срок не имеет. Почему - остается непонятным.

Формальное право

Интерес специалистов вызывают и изменения по обыску. Очень положительно юристы высказались о новациях в ст.234 УПК, в частности о том, что в случае отказа следственного судьи в удовлетворении ходатайства о разрешении на обыск орган досудебного расследования теряет возможность обратиться с таким ходатайством повторно. То есть, считают юристы, правоохранителям придется тщательнее подходить к обоснованию необходимости проведения обыска.

Очень обрадовалось правовое сообщество изменениям, внесенным в ст.236, согласно которым к обыску должен быть допущен защитник или адвокат. Однако радость начинает угасать, стоит только дочитать предложение до слов «полномочия которого (а это касается как адвоката, так и защитника) подтверждаются в соответствии с положениями ст.50 УПК». А там читаем, что полномочия подтверждаются свидетельством о праве на адвокатскую деятельность и ордером или договором о предоставлении бесплатной правовой помощи. А ордер или договор появляются уже после приобретения клиентом определенного процессуального статуса.

Как правило, обыски проводятся раньше или по фактическим делами. Поэтому в вопросе допуска адвокатов, убеждены практики, мало что изменится.

Другая изюминка - обязательная фиксация обыска. В целом эту норму юристы оценили как позитивную. Вот только непонятно, зачем авторы идеи оставили в УПК институт понятых, который фактически является пережитком советского процесса.

Заслуживает внимания и техническая сторона вопроса. Например, неизвестно, хватит ли у правоохранителей видеозаписывающих устройств, а также что они будут делать, когда придется проводить обыск на морозе. Дело в том, что фиксация осуществляется преимущественно цифровой техникой, батарея которой при минусовой температуре разряжается минут за 20.

Длительный процесс

Следующим спорным моментом является положение об экспертизе в уголовном процессе. Во-первых, полномочия по проведению таких экспертиз полностью переходят в государственные учреждения. С одной стороны, логика вроде есть: в таком серьезном деле необходим контроль со стороны государства. С другой - уже есть судебно-медицинские экспертизы, в порядке очереди назначенные на 2020 год. Трудно представить себе очередь на строительные или компьютерно-технические экспертизы. Поэтому о каком соблюдении разумных сроков может идти речь в таких условиях?

По мнению специалистов, эта проблема могла бы быть устранена путем создания конкурентного рынка частных экспертов. Известно, что соответствующие законопроекты (например №6264) уже зарегистрированы. Однако будут ли приняты соответствующие акты?

Опасения у юристов вызывает и то, что с 15.12.2017 экспертизы стали назначать следственные судьи. Неизвестно, как эта процедура будет выглядеть технически. Специалисты только предполагают, что вынесение таких решений должно быть быстрым, а огромное количество соответствующих ходатайств может помешать следственным судьям выполнять другие обязанности, о чем уже свидетельствуют очереди правоохранителей в судах.

Впрочем, конкретно о недостатках можно будет говорить после того, как состоится масштабное испытание практикой.

В целом же юристы единогласно соглашаются с тем, что внесение изменений в УПК необходимо, поскольку продиктовано требованиями времени. Однако есть надежда, что в дальнейшем законодатели во всем будут прислушиваться к мнению специалистов по уголовному процессу.

Какие новации в УПК, по вашему мнению, является наиболее положительными, а какие принесут ожидаемого результата?

 Виктория Кицюк, судья Соломенского районного суда Киева

Мне, например, непонятно, зачем введена обязательная фиксация. По моему мнению, это не позволит следственным судьям выполнять основную функцию - осуществлять эффективную защиту лиц во время досудебного расследования. Фиксация, назначение всех без исключения экспертиз отнимают время, которое могло бы быть потрачено на решение важных вопросов, касающихся непосредственно лица, вовлеченного в орбиту уголовного процесса.

К положительным моментам можно отнести допуск адвоката к обыску, а также фиксацию самого обыска как следственного действия. Однако, поскольку вводится фиксация, наверное, было бы логичным убрать институт понятых. Ведь обычно эту роль преимущественно выполняют студенты, которых работники правоохранительных органов еще должны найти, уговорить присутствовать при обыске, а затем в случае необходимости обеспечить их явку в судебное заседание. Это отнимает много времени и делает институт понятых крайне неэффективным.

Также достижением можно было бы считать и обжалование уведомления о подозрении. Однако действующая редакция нормы, предусматривающей реализацию такой возможности только через 2 месяца после вручения уведомления, нивелирует философию этой идеи.

Юлия Иванина, судья Днепровского районного суда г. Киева

К положительным моментам, безусловно, следует отнести допуск адвоката к проведению такого следственного действия, как обыск. Проблема недопуска была очень актуальной, о чем свидетельствовали многочисленные публикации в СМИ и жалобы самих юристов.

Одним из самых больших минусов можно считать то, что при подготовке проекта не было принято во внимание мнение представителей юридического сообщества: судей, адвокатов и прокуроров.

Проблема судей в том, что изменения уже работают, а изучить их как следует нет времени: мы все время находимся в судебных заседаниях. В отличие от судей, стороны защиты и обвинения смогут тщательно ознакомиться с изменениями. Однако основная ответственность за их применение ложится все же на суд.

Опубликовано на сайте: 05.01.2018

Автор: Александра Гресь

Источник: http://zib.com.ua/ru/

Заказать онлайн:

Ячейку

Кредитную карту

Страховку

Ипотеку

Пластиковую карту

Перевод с карты на карту

Кредит наличными

Кредит на карту

Автокредит

Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 13223

Бесплатная юридическая консультация

Простоправо ТВ

Юридический рынок Украины

Профессия не для всех. Кто потеряет возможность работать по призванию в результате реформы?

Законодатели хотят приблизить юридическое образование к европейским стандартам. В частности, предлагается ввести единый экзамен для студентов юридических вузов. Вот только в результате реформы страна может остаться без судей.