Три вещи, о которых надо знать, заключая внешнеэкономический контракт

Заключая трансграничный договор, предприятие сталкивается с необходимостью не только согласования со своим контрагентом базовых условий, касающихся бизнеса, но и установления не менее важных, а иногда решающих элементов такого соглашения. Речь идет, конечно, о праве, применяемом к контрактным правоотношениям, и средствах решения будущих споров.

Признание и исполнение судебных решений

В дискуссии о том, определение чего именно должно предшествовать - права, которое регулирует договорные отношения, или способа решения будущего спора, победителей нет, как и нет универсальных формул. Общая тенденция в праве международной торговли, которую не стоит игнорировать, проектируя внешнеэкономический контракт, - гармонизация. Она обеспечивается в трех основных направлениях.

Первый - признание и принудительное исполнение судебных решений в частноправовых (экономических) спорах. Не в последнюю очередь Конвенция о признании и исполнении иностранных арбитражных решений (1958 New York Convention) и типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже помогли достичь имеющегося уровня гармонизации в сфере международной торговли.

Однако на достигнутом не остановились. Гаагская Конвенция о сделках о выборе суда от 30.06.2005 создает предпосылки, благодаря которым роль государственных судов в разрешении споров, возникающих на основании договоров о трансграничных транзакциях, значительно усилится.

Этот документ предусматривает право сторон - участников частноправовых отношений заключать соглашения об избрании суда соответствующего государства, который будет рассматривать спор, что уже возник или возникнет между ними.

Конвенция содержит ряд процессуальных норм, устанавливающих порядок:

  • принятия такого спора национальным судом к производству;
  • обжалования сделки об избрании соответствующего национального суда как места рассмотрения спора;
  • действий суда в случае конфликта по подведомственности (например, когда сторона вопреки соглашению обратилась с иском в суд, который не был согласован сторонами).

Эти процессуальные нормы обязательны для национальных судов.

Конечным потребителям судебного рассмотрения спора важно, чтобы решение, принятое в их пользу, было выполнено. Стоимость неуверенности, связанной с состоянием частноправового режима, касается признания и принудительного исполнения решений иностранных судов, очень высока - особенно для бизнеса, который оперирует на глобальном или региональном рынках. Поэтому следует ожидать дальнейшей гармонизации именно в этом направлении.

Известно, что Гаагская конференция разрабатывает текст международного договора, который позволит ввести универсальный порядок признания и принудительного исполнения решений иностранных судов в странах, которые присоединились к Гаагской Конвенции о сделках о выборе суда. Напомним, что Украина также подписала этот документ в июле 2015 года. В ближайшее время ожидается его ратификация.

Арбитраж или национальный суд?

Движение в направлении свободы договора об избрании национального суда как места рассмотрения коммерческого спора и дальнейшее упрощение процедуры признания решений иностранных судов выводит на новый уровень вопрос об избрании способа разрешения спора, вытекающего из договора о трансграничном торговом обороте. Итак, арбитраж или национальный суд?

Дилемма действительно непростая. Спор заключается в деталях. Что важно: средства (стоимость рассмотрения спора в арбитраже значительно выше, чем в национальном суде) эффективная процедура (в международном коммерческом арбитраже право выбрать процедуру рассмотрения предоставлено сторонам арбитражной оговорки (за некоторыми исключениями)? Опыт показывает, что в случаях, когда речь идет о комплексных спорах, арбитраж теряет свою эффективность и становится обузой в вопросе не только средств, но и времени. Случаи рассмотрения споров арбитражем в течение 3-4 лет не редкость.

Общеизвестным преимуществом арбитража является возможность избрания в состав судей узкопрофильных специалистов. Конечно, такой возможности у национального суда нет, ведь стоимость услуг такого специалиста может зашкаливать.

Другой аргумент, который принимается во внимание, - это процессуальная возможность признать и принудительно выполнить полученное решение. Здесь пока преимущество на стороне коммерческого арбитража: 180 стран являются членами New York Convention. Но ситуация может измениться с принятием Гаагской конвенции о юрисдикции и взаимном признании решений.

Рекомендаций по выбору правильного места рассмотрения спора по поводу частноправовых отношений несколько:

  • предварительно оценивайте стоимость рассмотрения спора;
  • определяйте сроки рассмотрения;
  • знайте процессуальные особенности и порядок раскрытия информации (правила исследования и предоставления доказательств);
  • знайте, что соглашения о передаче споров на рассмотрение арбитража могут быть и небезусловными, то есть стороны могут согласовать, какие именно споры есть в юрисдикции международного коммерческого арбитража, а какие должны рассматриваться национальными судами.

Процедура рассмотрения спора

На втором уровне гармонизация права международной торговли касается процесса рассмотрения споров, связанных с внешнеэкономической деятельностью. В этом смысле нельзя не упомянуть специализированные суды, которые создаются именно с целью решения международных коммерческих споров и работают в тандеме с национальными судами. Такие учреждения не только имеют полномочия национальных судов, но и строятся таким образом, чтобы удовлетворить современные потребности международного бизнеса. Несмотря на успех международного коммерческого арбитража, такие специализированные суды необходимы хотя бы для легитимизации процесса решения коммерческих споров в духе верховенства права как нормативного идеала.

Украинскому законодателю, который не привык к тому, что государственные институты создаются с целью обслуживания интересов бизнеса, будет очень интересно узнать об учреждении в начале 2015 году в Сингапуре Международного коммерческого суда (SICC). Этот суд создан как палата Высшего суда Сингапура и может рассматривать споры коммерческого характера с международным элементом.

Определено, что юрисдикция SICC распространяется на дела, в которых стороны согласовали этот суд как место разрешения споров, возникающих по поводу трансграничных операций. Причем выбрать SICC можно как до момента возникновения спора, так и после него.

К ключевым особенностям SICC можно отнести:

  • возможность иностранных адвокатов представлять интересы сторон в процессе. Процедура допуска иностранного консультанта к работе в таком суде очень проста: любой иностранный адвокат имеет право быть включенным в реестр адвокатов, допущенных к представительству интересов в коммерческих спорах, который ведется непосредственно судом;
  • упрощенную процедуру раскрытия доказательств по сравнению с той, что наблюдается в международном коммерческом арбитраже (речь идет о IBA Rules on the Taking of Evidence in International Arbitration 2010), а также процессуальные правила, существующие в самом Сингапуре (очень похожи на правила, действующие в английских судах)
  • возможность сторон путем заключения соглашения отказаться от применения при рассмотрении дела сингапурского Акта о доказательствах, запрещающего ссылаться на косвенные доказательства;
  • возможность выбрать закрытый режим рассмотрения дела;
  • возможность для судей выбрать такую ​​процедуру рассмотрения спора, которая будет способствовать эффективному его решению;
  • установление права иностранного государства на основании источников права, а не по правилам сommon law system (то есть с помощью доказательств, в частности полученных благодаря экспертам).

Сейчас SICC насчитывает 14 судей из Сингапура и 12 судей - представителей других стран (интернациональные судьи). Причем к международной панели судей относятся как представители романо-германской правовой системы, так и судьи, которые происходят из стран англо-американской правовой системы.

Панель для рассмотрения конкретного спора назначается из числа действующих судей головой SICC. Конечно, решающее значение для того, кто из судей международной панели будет избран в состав коллегии, имеет право, регулирующее договорные правоотношения. Поэтому упомянутая диверсификация состава международной судебной панели способствует тому, чтобы иностранное право в таком суде применялось корректно.

SICC не является уникальным в своем роде. Также следует вспомнить английский коммерческий суд, Дубайский международный арбитражный центр, коммерческую палату Верховного суда Нового Южного Уэльса. Все указанные учреждения специализируются на рассмотрении коммерческих споров, касающихся трансграничной торговли.

Унификация соглашений

Третье звено гармонизации касается субстантивного международного коммерческого права. Примером является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров. Ее называют CISG, или Венская конвенция 1980 года.

CISG регулирует договорные правоотношения по поставке товаров в международном обороте, который имеет место между частными компаниям. За пределами конвенции - правоотношения по продаже товаров потребителям, оказание услуг, поставку определенного вида товаров.

Действие документа распространяется на правоотношения, возникающие между сторонами, которые ведут бизнес в разных государствах - его участниках. Он также используется тогда, когда нормы международного частного права прямо указывают на необходимость применения национального права государства, являющегося участником конвенции. В других случаях стороны могут согласовать применение этой конвенции в их правоотношениях независимо от того, осуществляют ли они свою деятельность в государствах, которые являются ее участниками.

В качестве другого примера гармонизации субстантивного международного коммерческого права можно привести формы договоров строительного подряда, такие как International Federation of Consulting Engineers (FIDIC), и формы договоров о поставке товаров сельскохозяйственного происхождения GAFTA.

В то же время унификация контрактов на уровне текстов является лишь поверхностной. Препятствиями для настоящей гармонизации субстантивного права всегда были правоприменение и толкование права национальными судами и судьями.

В качестве примера гармонизации правоприменения на уровне национальных судов следует снова вспомнить SICC. Он регулярно изучает лучшую практику других судов, применяющих международные договоры, регулирующие коммерческие правоотношения в трансграничной торговле, и адаптирует эту практику при рассмотрении споров, подведомственных таким судам. Нельзя не согласиться, что такой подход нивелирует попытки манипулировать и злоупотреблять правом выбора юрисдикции, наиболее благоприятной для решения спора. Поэтому как тенденцию развития международного коммерческого права можно назвать дальнейшее углубленное сотрудничество судебных органов и международных организаций с целью изучения, обобщения и распространения практики применения норм международных договоров в частноправовых отношениях.

Признавая решающую роль международного коммерческого права и его влияние на содержание внешнеэкономических контрактов, невозможно оставлять без внимания основные тренды и направления его развития. Этим трендом является глобальная гармонизация. Границы становятся прозрачными, а право, которое обслуживает коммерческие правоотношения, - универсальным.

Первоочередная задача украинских юристов - как можно глубже интегрироваться в систему обмена информацией о таких изменениях и стать активными ее участниками, в том числе через участие в работе в экспертных группах, которые готовят рекомендации к проектам международных конвенций и договоров.



Советы юристов для граждан и бизнеса на ваш e-mail!


Забавное видео




Поиск юристов и госорганизаций по крупным городам