Процедуру наследования доли в ООО целесообразно заранее определить в уставе общества

На основе анализа судебной практики хозяйственных судов можем сделать вывод о стремительном росте количества корпоративных споров, причиной чего является законодательная неурегулированность соответствующих правоотношений. Так, длительное время остается нерешенным вопрос, что именно является объектом корпоративных прав, которые наследуются: доля в уставном фонде, корпоративные права в целом или право на вступление в общество.

Правомочность на управление

Суды и юристы придерживаются двух позиций.

Первая заключается в том, что наследник получает лишь право на долю в обществе, а не право участия в управлении его хозяйственной деятельностью. Ведь принятие наследника в состав участников ООО требует проведения общего собрания и принятия соответствующего решения о его включении в круг участников общества.

Вторая позиция - наследник наследует не только право на долю, но и автоматически вступает в состав участников ООО, если устав не содержит оговорок по этому поводу. В таком случае право на участие в управлении обществом и на часть в уставном капитале подтверждается документами, удостоверяющими право на наследство.

Обратимся к нормам законодательства по этому вопросу. Так, согласно ч.3 ст.167 Хозяйственного кодекса корпоративными являются отношения, «которые возникают, изменяются и прекращаются относительно корпоративных прав». При этом корпоративными правами, являются «права лица, доля которого определяется в уставном капитале (имуществе) хозяйственного общества, включающие правомочия на участие этого лица в управлении хозяйственного общества, получение определенной части прибыли (дивидендов) данного общества и активов в случае ликвидации последнего, а также другие правомочия, предусмотренные законом и уставными документами »(ч.1 указанной статьи).

Права участника определены ст.10 закона «О хозяйственных обществах », ст.116 Гражданского кодекса, ст.88 ГК. Следовательно, лицо, которое владеет долей в уставном фонде, наделяется правомочиями на участие в управлении делами общества, поскольку имущественная доля является неотъемлемой частью корпоративных прав.

Закон или кодекс?

В соответствии с положениями ч.1 ст.100 ГК право участия в обществе относится к категории личных неимущественных прав. Частью 1 ст.1219 ГК предусмотрено, что в состав наследства не входят права и обязанности, которые неразрывно связаны с личностью наследодателя, «в том числе:

  1. личные неимущественные права;
  2. право на участие в обществах и право членства в объединениях граждан, если иное не установлено законом или их учредительными документами ».

Вместе с тем ч.5 ст.147 ГК, что касается хозяйственных обществ, определяет: доля в уставном капитале ООО переходит к наследнику физического лица или правопреемника юридического лица - участника общества, если уставом не предусмотрено, что такой переход допускается только с согласия других его участников.

Зато ст.55 закона «О хозяйственных обществах» содержит противоположную норму, которая предусматривает для наследника только преимущественное право вступления в общество. При отказе от этого или неприятии правопреемника в общество ему выдается в денежной или натуральной форме доля в имуществе, принадлежавшая наследодателю.

Как видим, имеет место коллизия норм права. Согласно письму Министерства юстиции «О практике применения норм права в случае коллизии» от 26.12.2008 №758-0-2-08-19 в случае существования несогласованности между нормами, изданными одним и тем же нормотворческим органом, применяется акт, изданный позднее, даже если принятый ранее акт не потерял своей силы. Такая несогласованность может возникнуть вследствие того, что принятие новой нормы не всегда сопровождается отменой «устаревших» норм по одному и тому же вопросу ».

Следовательно, по общему правилу, коллизию следует устранить путем использования акта, выданного позднее, - новой редакции ГК. А ст.147 ГК содержит лишь одно исключение для автоматического перехода доли к наследнику - ограничение для этого в уставе общества.

Вместе с тем в соответствии с ч.5 ст.89 ГК изменения в учредительные документы юридического лица вступают в силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом, - с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях.

Юридический факт смерти участника ООО влечет за собой изменение состава участников такого общества, требует внесения соответствующих изменений в учредительные документы. Итак, вступление наследника в состав участников общества должно быть утверждено общим собранием.

Меньшинство управляет?

В п.4.7 постановления пленума Высшего хозяйственного суда «О некоторых вопросах практики разрешения споров, возникающих из корпоративных отношений» от 25.02.2016 №4 определены: по содержанию стст.130, 147 и 166 ГК и стст.55 и 69 закона «О хозяйственных обществах », в случае смерти (ликвидации) участника ООО наследником (правопреемником) наследуется не право на участие, а право на долю в уставном (складочном) капитале.

Например, в постановлении от 22.11.2016 (дело №911 / 1262/16) ВХС отметил, что после приобретения доли в уставном капитале у наследников (правопреемников) возникает преимущественное право вступления в это общество, предусмотренное ст.55 закона «О хозяйственных обществах», однако в этом случае речь не идет об автоматическом приобретении ими права участия в обществе; принятие решения о вступлении наследника (правопреемника) в состав участников ООО относится к компетенции общего собрания. Итак, только после принятия высшим органом ООО положительного решения наследник (правопреемник) может стать участником соответствующего общества. В свою очередь общество может отказаться от принятия наследника (правопреемника) в состав участников. Действующее законодательство не ограничивает ООО в таком праве.

На практике нередки случаи, когда участник общества, который умер, имел долю в уставном капитале общества меньше, чем 50%. Таким образом, наследник самостоятельно не может провести общее собрание, которое будет полномочным.

Согласно п.2.30 постановления пленума ВХС к решению вопроса о вступлении (принятии) наследников (правопреемников) умершего (ликвидированного) участника правомочность общего собрания определяется без учета доли, которая причиталась умершему (ликвидируемому) участнику.

Итак, при определении правомочности общего собрания следует учитывать голоса других участников, без голосов, приходящихся на долю умершего (ликвидированного) участника, которые составляют в совокупности 100% голосов.

При таком подходе участник, обладающий минимальной долей в уставном фонде, вправе провести общее собрание самостоятельно и отказать в принятии в ООО наследника умершего участника, что нарушает права последнего.

Примером такой ситуации может быть дело №911 / 1262/16, когда участник, который владел долей в размере 35%, провел общее собрание и отказал в принятии в состав участников ООО наследника, которому принадлежит 65% уставного фонда. В то же время суд признал недействительными общее собрание, проведенные наследником участника с долей 65%.

Вступление в ООО без согласия участников

Из анализа судебных решений усматривается, что хозяйственные суды до принятия постановления пленума ВХС №4 имели преимущественно противоположный взгляд на указанную проблему.

Так, ВХС в постановлении от 27.03.2013 (дело №5010 / 674/2012-К-25/15) пришел к другому выводу, ссылаясь на те же нормы материального права: «Если уставом не предусмотрено, что переход доли к наследникам допускается только с согласия остальных участников общества, то переход права на долю в уставном капитале (его части) влечет переход к наследнику прав, принадлежащих участнику-наследодателю, а следовательно, и право на участие в обществе ». При этом, как отмечает ВХС, переход доли происходит «по факту смерти физического лица - участника общества, что подтверждается документом, удостоверяющим право на наследство, и не требует получения наследником согласия других участников на его вступления в общество».

Аналогичные трактовки ч.5 ст.147 ГК содержатся в постановлении ВХС от 18.12.2012 (дело №5004 / 879/12), а также в правовых заключениях, изложенных в постановлении Высшего административного суда от 17.03.2016 (дело № К / 800 / 43621/15).

Устранить коллизию

Итак, патовые ситуации, а также случаи нарушения корпоративных прав участников общества и их наследников не единичны и будут иметь место до преодоления законодателем коллизий в нормах права. В частности, следует привести в соответствие с принятым позже актом (ГК) нормы закона «О хозяйственных обществах». После этого в судебной практике нужно закрепить единую позицию по объекту корпоративных прав, который наследуется.

Сейчас преимущество в судебной практике имеет первая позиция: наследование только доли в обществе, а не права участия в нем. Поэтому участникам обществ для защиты корпоративных прав своих будущих наследников остается только заранее детализировать в уставе порядок вступления в круг участников общества наследников, а также определить процент голосов участников (их представителей), при условии присутствия которых общее собрание участников считают полномочным.

Не пропустите новые статьи!





Видео дня

2-х летний малыш любит бросать. Смотрите, что получилось, когда родители купили ему баскетбольное кольцо!


Следить за успехами малыша можно на канале BasketBoy TV. Подписывайтесь!