Как продать имущество, чтобы удовлетворить и должника, и кредитора

При проведении аукциона в деле о банкротстве суд не может дать согласие ликвидатору на реализацию имущества по сниженной цене без воли залогового кредитора. Согласие последнего должно быть четким и конкретным.

Риски на каждом этапе

Как отметил судья Высшего хозяйственного суда Борис Поляков на III форуме по конкурсному праву Ассоциации юристов Украины, аукцион разделен на определенные этапы. При этом допущенные нарушения на одном из них влекут признание недействительной всей процедуры.

Прежде всего это касается подготовительного этапа, на котором назначается ликвидатор и проводится конкурс для определения организатора аукциона. Если не соблюден порядок проведения конкурса, имеется заинтересованность организатора, это изначально ведет к признанию аукциона недействительным.

Следующий этап - подготовительный. Здесь начинает свою работу организатор аукциона объявляет конкурс и тому подобное. Важно, чтобы были определены в полном объеме необходимые условия конкурса. Все участники, которые подали заявки, должны полностью оплатить гарантийный взнос. Дальше - собственно проведение аукциона. Здесь должны соблюдаться определенные законом правила игры, в том числе шаг аукциона не может превышать 10% от первоначальной стоимости.

Наконец происходит оформление результатов аукциона. Согласно ст.44 закона «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» условия договоров, заключенных на реализацию имущества банкрота, не могут предусматривать рассрочку или отсрочку платежей. Поэтому, если победитель аукциона не заплатил хотя бы 1 коп., аукцион можно считать таким, что не состоялся.

Отмечалась проблема возможности раздела имущества целостного имущественного комплекса, если его нельзя продать целиком.

Кто и как инициирует

Другие вопросы - кто может инициировать процедуру и в каком порядке происходит признание аукциона недействительным. Есть основные фигуры и дополнительные. Первые - все конкурсные кредиторы, в некоторых случаях арбитражный управляющий. Вторые - организатор и участники аукциона. Иногда спрашивают, может ли инициировать признание аукциона недействительным предыдущий ликвидатор, которого суд снял за нарушение. «Мы говорим: нет. Потому что его полномочия закончились », - сказал судья.

Также стоит разобраться, можно ли считать аукцион недействительным, если дело о банкротстве было возбуждено безосновательно, но оно уже закончилось. Отмечалось, что признавать аукцион недействительным по окончании дела нельзя, поскольку ч.8 ст.44 профильного закона гласит, что «споры ... в том числе о признании недействительными договоров купли-продажи имущества, рассматриваются в рамках производства по делу о банкротстве».

Однако это не означает, что договор купли-продажи имущества, реализованного на аукционе, нельзя признать недействительным. Просто упомянутая статья содержит специальные основания для этого. Зато никто не мешает воспользоваться общими основаниями, одним из которых является незаконное возбуждение дела о банкротстве.

Немаловажен и последний этап - оформление договора купли-продажи. В частности, закон предусматривает нотариальное удостоверение договора только недвижимого имущества, движимое может обойтись и без этого. Впрочем, в любом случае надо должным образом оформить правоустанавливающие документы, и соответствующие данные должны быть внесены в реестр.

Все решается путем переговоров

Арбитражные управляющие сталкиваются с ситуацией, когда залоговый кредитор (речь идет прежде всего о банках) сначала соглашается на продажу имущества, однако затем свое согласие отзывает. Можно ли в таком случае прервать торги? Если же они происходят, то не является ли это основанием для признания в будущем заключенных вследствие аукциона сделок недействительными?

В законе этот вопрос не регламентирован. Б.Поляков отметил, что, с одной стороны, согласование кредитора можно рассматривать как одностороннюю сделку. Если он дал свое согласие, то может и отозвать его. С другой - надо понимать правовые последствия таких действий. Поэтому, если уже начаты торги, кредитор не может реализовать свое право. Однако нельзя однозначно сказать, что в таком случае для него все потеряно и надо исходить из обстоятельств дела.

Согласие кредитора должно быть четким и конкретным. Залогодержатель должен определиться, чего он хочет, и в случае, если имущество не продается по определенной цене, соглашаться или нет с ее снижением. Ибо суд на такую ​​инициативу не имеет права.

Арбитражные управляющие также спрашивали, что же делать, когда имущество не продается, а кредитор согласия на понижение цены не дает. «Все решается путем переговоров. Если не будете разговаривать, ничего не будет », - ответил законник.

А судья ВХС Александр Удовиченко считает, что вопрос баланса интересов решить нетрудно. И привел историю коллеги, которая когда-то в первой инстанции рассматривала семейные дела. Сначала ей было сложно решать дела о разделе имущества. Тогда один опытный судья поделился опытом. В таких случаях он предлагал мужчине поделить имущество поровну и составить два списка. А жене - выбрать любой из них. Или наоборот.

Также А.Удовиченко обратился к практике разделения имущества в бизнесе. Например, один из партнеров предлагает другому выкупить его долю за 1 млн грн. Если тот не соглашается, предлагает компаньону продать свою долю за ту же цену. Или же договариваются продать бизнес и поделить деньги поровну.

Возвращаясь к проблеме, когда залоговый кредитор не дает согласия на понижение цены, законник предложил внести изменения в закон, согласно которым, если кредитор не согласен, то пусть забирает имущество себе. «И всем легче, не надо торги проводить», - подытожил А.Удовиченко.

Принцип правовой определенности

Представительница банковского сектора спросила докладчиков об отношении к «широкой практике» удлинения судами сроков на обжалование решений. Например, решение об открытии дела о банкротстве или о назначении арбитражного управляющего может оспариваться после окончания соответствующих сроков новыми кредиторами. «Получается, что мы в каком-то бесконечном процессе», - сетовала участница дискуссии.

А.Удовиченко отметил, что прежде всего должен действовать принцип правовой определенности. Однако, по его мнению, существуют случаи, когда разрешено все же отступить от этого принципа.

«Это возможно только в случае, если есть очевидно незаконное решение и у стороны нет другого пути для защиты своих прав. Например, был некий «междусобойчик», и решение не обжаловалось и вступило в законную силу », - пояснил обладатель мантии, сославшись при этом на практику Европейского суда по правам человека. Однако это должно быть в исключительных случаях, для достижения высшей цели - верховенства права. Когда есть другой путь для восстановления права, заинтересованные лица должны идти именно им.

Партнер АК «Соколовский и партнеры» Владислав Филатов не согласен с указанной позицией. Потому что в таком случае нарушается основной принцип - правовой определенности. При этом, по его мнению, проблема несколько раздута. «Если я 3 года, предоставленные законом на обжалование, не занимался этим вопросом, не обратился в суд, то почему должен иметь такое право по истечении определенного срока?» - спросил он.

В парламенте уже длительное время находятся на рассмотрении изменения в законодательство по повышению эффективности процедуры банкротства, призванные решить проблемы, затронутые на форуме. Впрочем, до сих пор не выработана общая позиция всех заинтересованных лиц и, вероятно, отсутствует политическая воля для принятия такого акта.

Между тем участники мероприятия отмечали, что без нового закона ряд проблем можно решить, пересмотрев судебную практику. Поэтому большие надежды они возлагают на новый Верховный Суд. 

Владислав ФИЛАТОВ, партнер АК «Соколовский и партнеры»

Надо изменить порядок доступа к банкротству в принципе. Сегодня на получение решения суда о взыскании задолженности идет определенное время. Затем 3 месяца ждем, пока исполнитель сделает вид, что ищет имущество. И только после этого получаем должника.

Надеяться на возврат средств по делу о банкротстве не приходится: ликвидационной массы уже нет, должник ее вывел. Есть якобы способ наполнения ликвидационной массы - признание сделок недействительными. Но это не работает, потому что обжаловать можно соглашения, заключенные только в течение года до начала дела.

Другой момент. Должна быть пересмотрена судебная практика. Есть надежда, что новый Верховный Суд по-другому будет подходить к возбуждению дела о банкротстве по инициативе должника. Сегодня, понимая, что не может удовлетворить требования кредитора, должник подает заявление о банкротстве, а суды отказывают по формальным причинам.

Николай Ковальчук, старший партнер, адвокат ЮК L.I.GROUP:

Одна из самых больших проблем в банкротстве заключается в том, что арбитражный управляющий является несамостоятельным объектом. В частности, и через большие риски стать фигурантом уголовных преследований. Другая вечная проблема - оплата труда. Арбитражный управляющий имеет статус самозанятого лица, и законодательство наложило на него значительные налоговые нагрузки (более 40%), в то время как «упрощенцы» платят 5%.

Серьезной проблемой является неоднозначная судебная практика. В законе о банкротстве нечетко прописаны нормы, которые могут по-разному трактоваться. Сегодня рынок надеется, что новый Верховный Суд консолидирует и объединит эту практику и мы наконец будем иметь одни правила игры.

Не пропустите новые статьи!





Видео дня

2-х летний малыш любит бросать. Смотрите, что получилось, когда родители купили ему баскетбольное кольцо!


Следить за успехами малыша можно на канале BasketBoy TV. Подписывайтесь!