Музыкальные произведения как фоновое озвучивание в заведениях питания: проблемы защиты правообладателей

Если хозяйственная деятельность в помещении организована таким образом, что один из субъектов хозяйствования воспроизводит произведение, а другие «сознательно допускают их звучание» в рамках своей деятельности, это может стать основанием для увеличения размера взыскиваемой компенсации с виновного лица. Суды, как правило, не принимают во внимание аргументы ответчиков о том, что предоставленный истцом акт фиксации не содержит информации о конкретном источнике (устройстве), с помощью которого происходило публичное исполнение спорных произведений, и удовлетворяют требования о взыскании компенсации.

Практически во всех заведениях общественного питания используется фоновое музыкальное озвучивание помещений, и в большинстве случаев использование произведений происходит без согласия субъектов авторского и/или смежных прав на них. В соответствии со ст. 52 Закона Украины №3792-ХII от 23.12.1993 «Об авторском праве и смежных правах», в подобных случаях субъекты авторского и/или смежных прав имеют право обратиться в суд с иском о возмещении нанесенного ущерба, или о взыскании дохода, полученного вследствие нарушения, или о выплате компенсации в размере от 10 до 50 тыс. минимальных заработных плат вместо возмещения убытков или взыскания дохода. И подобных дел в отечественной судебной практике становится все больше.

Главным вопросом, который возникает в связи с рассмотрением таких дел, является доказывание факта нелицензионного использования музыкального произведения определенным лицом в его хозяйственной деятельности.

В последнее время судебная практика частично разрешила эти проблемы и рассматривает в качестве надлежащих и допустимых доказательств видеофиксацию и акт фиксации, составленный уполномоченным представителем организации коллективного управления авторскими и смежными правами на основании п. 6 приложения к постановлению Кабинета министров Украины №71 от 18.01.2003 «Об утверждении размера, порядка и условий выплаты вознаграждения (роялти) за коммерческое использование опубликованных с коммерческой целью фонограмм, видеограмм, их экземпляров и зафиксированных в них исполнений», а также расчетные документы, подтверждающие факт оказания услуг в заведении в соответствующее время.

Однако в большинстве случаев такие акты фиксируют лишь факт звучания определенного аудиовизуального произведения в помещении заведения без указания источника такого звучания и, соответственно, способа использования музыкального произведения. В то же время, в п. 29 постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Украины №12 от 17.10.2012 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности» указано, что при принятии судебного решения по делу, связанному с нарушением авторского и/или смежных прав, общая ссылка суда на использование произведения и/или объекта смежных прав не является достаточной — должны быть установлены конкретные форма и способ использования каждого такого объекта.

Схожую позицию занял и Верховный Суд Украины в постановлении по делу №3-994гс15 от 11.11.2015, указав на необходимость установления судами, с помощью какого именно источника (устройства) происходило публичное исполнение спорных произведений, что является необходимым для разграничения понятий публичного исполнения и передачи в эфир и, соответственно, для установления факта нарушения исключительных имущественных прав субъектов авторского права именно со стороны ответчика.

Исходя из этого, например, постановлением Львовского апелляционного хозяйственного суда по делу №907/375/17 от 05.10.2017 отказано в удовлетворении иска о взыскании компенсации за незаконное использование произведения со ссылкой, в частности, на то, что акт фиксации не содержал «достоверных ссылок на способы и пути осуществления публичного исполнения музыкальных произведений в помещении вареничной... на время соответствующей проверки, в акте не указаны конкретные формы и способы использования — публичное исполнение или передача в эфир, а диск с видеозаписью не содержит конкретной информации об источнике воспроизведения звука, оборудовании, с помощью которого воспроизводился звук».

Однако часто представителям организаций коллективного управления авторскими и смежными правами довольно трудно или даже невозможно установить источник (устройство), с помощью которого происходило публичное исполнение спорных произведений, а также в чьем ведении такой источник (устройство) находится. Это связано с тем, что работники заведений питания отказываются не только от подписания соответствующего акта фиксации, но и от предоставления любой дополнительной информации, связанной со звучанием спорного музыкального произведения.

В то же время, право субъекта авторского и/или смежных прав на получение компенсации за противоправное использование музыкального произведения не может быть поставлено в зависимость от поведения работников заведения питания, в связи с чем постановлением Высшего хозяйственного суда Украины по делу №916/4242/15 от 16.05.2017 было отменено постановление суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении иска, поскольку апелляционный суд не учел, что «использование музыкальных произведений в хозяйственной деятельности определенного лица невозможно без его инициативы (в т. ч. сознательного допущения звучания музыкальных произведений в помещении, в котором им осуществляется хозяйственная деятельность); лицо, осуществляющее хозяйственную деятельность в соответствующем учреждении, несет ответственность за соблюдение в нем требований закона, в т. ч. в сфере интеллектуальной собственности; право на использование музыкальных произведений в осуществлении хозяйственной (коммерческой) деятельности предоставляется субъекту, который такую деятельность осуществляет, а не определенной территории, на которой она (деятельность) осуществляется».

Опираясь на изложенную правовую позицию Высшего хозяйственного суда Украины, суды, как правило, не принимают во внимание аргументы ответчиков о том, что предоставленный истцом акт фиксации не содержит информации о конкретном источнике (устройстве), с помощью которого происходило публичное исполнение спорных произведений, и удовлетворяют требования о взыскании компенсации. Подобный подход оправдан для ситуации, когда в одном помещении хозяйственную деятельность осуществляет одно лицо, поскольку в случае публичного исполнения произведения в таком помещении логично сделать вывод, что это было совершено по инициативе именно этого лица. Однако принципиально иной является ситуация, когда в пределах одного помещения хозяйственную деятельность осуществляют несколько субъектов хозяйствования — в таком случае от противоправных действий одного лица могут безосновательно пострадать другие.

Например, процитировав указанные выше положения постановления Высшего хозяйственного суда Украины по делу №916/4242/15, Ровненский апелляционный хозяйственный суд постановлением по делу №924/191/17 от 13.09.2017 удовлетворил иск о взыскании компенсации за незаконное использование произведения одновременно с трех ответчиков и отметил, что поскольку «арендатором и субарендаторами помещения заведения питания... являются три лица, которые совместно осуществляют в нем хозяйственную деятельность, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии оснований для привлечения последних к ответственности за нарушение порядка использования указанного музыкального произведения». Суд не принял во внимание ссылки субарендаторов на то, что их хозяйственная деятельность никак не связана с музыкальным сопровождением или публичным воспроизведением аудиовизуальных произведений, а в субарендованных ими помещениях отсутствуют технические устройства, способные воспроизводить аудиовизуальные произведения.

Так что насколько обоснованным является применение подхода, согласно которому «сознательное допущение звучания музыкальных произведений» в помещении, в котором осуществляется хозяйственная деятельность, признается использованием музыкального произведения в хозяйственной деятельности, а на лицо, осуществляющее хозяйственную деятельность в соответствующем учреждении, возлагается ответственность за соблюдение в нем требований законодательства в сфере интеллектуальной собственности — вопрос спорный.

Заметим, что на сегодняшний день принципы распределения обязанностей доказывания между сторонами по делам о взыскании компенсации за неправомерное использование произведения сформулированы в п. 29 постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Украины №12 от 17.10.2012 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности», согласно которому:

  1. истец должен доказать принадлежность ему авторского и/или смежных прав или права на их защиту, а также факт использования объектов данных прав ответчиком, а в случае заявления требований о возмещении вреда — размер вреда и причинно-следственную связь между причиненным вредом и действиями ответчика;
  2. ответчик должен доказать соблюдение им требований ГК Украины и Закона №3792-ХII при использовании им произведения и/или объекта смежных прав. Иначе физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского и/или смежных прав, и для него наступают последствия, предусмотренные этими законодательными актами. Кроме того, ответчик должен опровергнуть предусмотренную гражданским законодательством презумпцию виновного причинения вреда (ст. 614, 1166 ГК Украины).

Как уже отмечалось, во время составления акта фиксации у представителя организации коллективного управления авторскими и смежными правами по объективным причинам часто отсутствует возможность указать источник (устройство), с помощью которого происходило публичное исполнение спорных произведений, а также конкретный способ использования такого произведения. Понятно, что в таком случае на истца не может быть возложена обязанность, которую он заведомо не может выполнить, однако это также не может быть основанием для привлечения к ответственности ответчиков, которые не совершали противоправных действий.

Следует отметить, что способы использования произведений, предусмотренные ст. 441 ГК Украины и Законом «Об авторском праве и смежных правах», объединяет одна общая черта — использование произведения является действием, а не бездействием. Вряд ли в качестве действия можно рассматривать «сознательное допущение звучания музыкальных произведений в помещении», а потому отнесение подобного деяния к способам использования произведения, по нашему мнению, является достаточно спорным.

Зато тезис о том, что на лицо, которое осуществляет хозяйственную деятельность в учреждении, возлагается ответственность за соблюдение в нем требований законодательства в сфере интеллектуальной собственности, заслуживает внимания. Однако его следует рассматривать не как общее правило поведения, которое позволяет привлечь к ответственности владельца любого заведения, в котором произошло нарушение законодательства в сфере интеллектуальной собственности, а как презумпцию его вины в случае публичного звучания музыкального произведения в принадлежащем ему заведении. При этом у него должна оставаться возможность опровергнуть указанную презумпцию, в т. ч. путем предоставления (до или во время судебного разбирательства) информации о лицах, совершивших неправомерное использование спорного произведения.

Таким образом, при наличии спора относительно лица, которое осуществляло нелицензионное использование произведения для фонового озвучивания помещения, истец должен доказать факт использования таких объектов в помещении, где осуществляет хозяйственную деятельность ответчик, тогда как ответчик должен предоставить доказательства (а в случае невозможности их предоставления обратиться в суд с ходатайством об их истребовании) в подтверждение того, что использование произведения осуществлялось другим лицом.

При отсутствии таких доказательств лицо, осуществляющее хозяйственную деятельность в определенном помещении, должно рассматриваться как совершившее нелицензионное использование произведения.

Однако в случае предоставления указанных доказательств ответчик должен быть освобожден от ответственности за неправомерное использование произведения, тогда как истец сможет защитить свои права путем или предъявления отдельного иска к надлежащему ответчику, или привлечения ответственного за нарушение лица в качестве соответчика или замены ненадлежащего ответчика в этом же деле.

Если же хозяйственная деятельность в помещении организована таким образом, что один из субъектов хозяйствования воспроизводит произведение, а другие «сознательно допускают их звучание» в рамках своей деятельности, это может стать основанием для увеличения размера взыскиваемой компенсации с виновного лица на основании ст. 52 Закона «Об авторском праве и смежных правах», а не для вывода о совершении правонарушения всеми субъектами хозяйствования.

Опубликовано на сайте: 06.12.2017

Автор: Андрей Ныжный, судья Ленинского районного суда Днепропетровска, к. ю. н.

Источник: http://sud.ua



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 13470




Бесплатная юридическая консультация

Простоправо ТВ

Юридический рынок Украины

Главные новеллы процессуальных кодексов, подписанных Президентом

22 ноября 2017 года в Киеве прошел круглый стол на тему: "Новые процессуальные кодексы в гражданском и хозяйственном процессах: чего ждать далее?".Заведующий Отделом представительства интересов Президента Украины в судах Администрации Президента Виктор Короленко рассказал на мероприятии о главных отличиях новых кодексов от предыдущих.