Юрисконсульты готовы менять свой статус, чтобы попасть в суд

У инхаусов много проблем. Этому способствуют новые условия ведения бизнеса и требования. Однако даже адвокаты признают их редкий профессионализм и учатся у них тонкостям корпоративного права. Главные темы для дискуссий в юридическом кругу - налогообложение и банкротство.

Открытые тайны и закрытые оффшоры

Почему-то именно в корпоративной сфере все переворачивается с ног на голову. И руководители юридических департаментов должны менять свою политику со скоростью подписания очередного акта. Причем законы обстреливают общества по всем фронтам. И часто на помощь правовому эшелону приходит международная практика.

Гулливеры хозяйственной системы - акционерные общества - столкнулись с необходимостью расширить свою базу отчетов. А в дальнейшем им нужно будет организовывать проведение электронных и дистанционных общего собрания и разрабатывать новые принципы корпоративного управления.

А вот к урегулированию процедуры squeeze-out у законодателя руки не дошли. Зато в Европейском суде по правам человека этот вопрос подняли еще в 1982 г.. По делу «Bramelid and Malmström v. Sweden »и закрыли в 2001 г.. Прецедентом« Offerhaus and Offerhaus v. Netherlands ». Процедуру полностью узаконили и заверили мировое сообщество, что она не противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Несколько позже такую ​​позицию закрепили органы конституционной юрисдикции Германии, Польши, Литвы и Чехии. Решение базировались на соответствии squeeze-out основному закону, который гарантирует право собственности при условии выплаты компенсации.

Страшное слово «налогообложение» для компаний станет еще более жутким после «казни» далеких и прекрасных оффшорных счетов. Термин «банковская тайна» в принципе можно будет исключать из актов, и это еще не все неожиданные решения, которые предлагает план BEPS. Пожалуй, внесет в этот процесс свой громкий аккорд и вступление Украины в глобальный реестр бенефициаров.

Говорят, что для воплощения нового закона необходимо от 2 до 5 лет. Только после этого можно будет сказать, плохой он или ужасный. Видимо, новый акт для общества с ограниченной и дополнительной ответственностью ждет такое же испытание временем, хотя можно сразу сказать, что некоторые нормы ведут в никуда. Пока вслепую инхаусы нащупывают корпоративный договор, соотносят его с тем, что суды признавали такие сделки ничтожными, и оценивают риски безотзывной доверенности.

Между тем система правосудия, из которой окончательно хотят выпихнуть юрисконсультов, также недалеко ушла от трансформаций.

Хорошая защита и плохая ответственность

В Верховном Суде обращают внимание на новеллу в хозяйственной юрисдикции - производные иски. В то же время юристы уверены, что она не заработает, и пытаются разобраться почему. Для этого нужно найти того человека, которого можно безапелляционно назвать руководителем, и понять, как его можно обвинить в том, что он действовал недобросовестно, глупо и отнюдь не в интересах предприятия.

С первым вопросом помогут разобраться постановление Пленума ВСУ от 26.04.2002 №5, разъяснения Государственной инспекции по труду от 24.07.2014 и письмо Минюста №1332-0-26-13 / 11, а вот с ответственностью все не так просто.

Если за проступок руководителя можно уволить или устранить (кому как больше нравится), то за криминальный «оттенок» возглавления надо еще побороться. Ведь за доведение банка до неплатежеспособности и банкротства за последние 4 года ни один топ-менеджер не ответил.

Сама процедура подтверждения финансового краха предприятия входит в новую эру, которую советник Ader Haber Александр Удовиченко назвал прокредиторской.

Новоиспеченный Кодекс  процедур банкротства пропагандирует скорость и прозрачность. Процесс лишили лишних обременений и сверхдлинных сроков. Зато расширили «ассортимент» арбитражных управляющих. Архиважную в процедуре фигуру теперь можно выбрать из трех кандидатов. Если согласится один, автоматически назначат его, если все, то первого. По мнению А.Удовиченко, с этим нововведением исчезает возможность должника получить лояльного руководителя.

Хотя тень на все прекрасное в новом бросает тот факт, что стоимость залогового имущества все же будут оспаривать.

Со взысканиями с должников согласны не все инхаусы. Хотя кодекс ввел солидарную ответственность за несообщение о банкротстве, всем нравится американский пример - уголовное наказание за неуплату долгов.

Преимущества и недостатки инхаусов

2019 для лиц без адвокатских свидетельств, но отнюдь не лишенных знаний в области права ознаменуется завершением судебного периода в их деятельности. Их уже не будут ждать в первых инстанциях, и все потому что ... Никто не может точно сказать, почему именно. Однако некоторые сообразительные считают, что внедрили такую ​​дискриминацию исключительно с корыстной целью. Ведь юрисконсульты не платят взносов, а могли бы иметь такую ​​привилегию, если бы имели статус адвоката.

Но юристы на то и юристы, чтобы искать в законах лазейки. Это делают те, кто не боится рисковать. Некоторые «схемы» до сих пор ждут смельчаков. Поскольку самопредставництва юридического лица никто не отменял, инхаусу можно отвести роль руководителя на время его отсутствия. А вот неапробированных способ - превратить юриста в члена исполнительного органа - влечет перекройки устава, что уже сложнее.

Правда, никто не сможет помешать инхаусу проводить досудебное урегулирование споров. К тому же в этой сфере они могут проявить себя в полной мере и вывести качество процесса на европейский уровень.

Ведь обычно юристы строчат претензии, а могли бы заняться медиацией, чтобы и стороны пришли к общему знаменателю, и компании не привлекали адвокатскую силу для судебной тяжбы. К тому же то, что юрист - единственный человек, который читает договор с первой буквы до последней буквы имени подписанта, придает ему значительное преимущество.

Такие темы поднимались во время очередного форума корпоративных юристов в широком юридическом кругу. Но очевидно, дилемма, что выгоднее - иметь знакомого адвоката вроде героя сериала «Форс-мажоры» Харви Спектра или собственную мощную юридическую службу - для украинских компаний пока остается на стадии решения.

Комментарии

Александр Удовиченко, адвокат, советник юридической компании Ader Haber, судья Высшего хозяйственного суда в отставке

Моя проблема участия в судебных заседаниях в качестве бывшего представителя правосудия уже полностью решена. Хотя я все равно стараюсь реже появляться в процессах.

В постановлении Верховного Суда моему случю дана оценка. Там прямо указано, что я не имею ни препятствий, ни ограничений для представительства интересов клиентов в высшей инстанции. Поэтому в соблюдении антикоррупционного законодательства и закона о судоустройстве ко мне претензий нет.

Не скажу, что непосредственно был разработчиком Кодекса процедур банкротства. Но я постоянно общался с народными депутатами, обсуждал вопрос закона с американскими экспертами и специалистами из Нидерландов.

Сергей Бенедисюка, партнер, руководитель практики корпоративного права и M & A ЮФ Evris

Я не соглашусь с мнением некоторых моих коллег, что нововведенная безотзывная доверенность сыграет на руку рейдерам.

Во-первых, сама за себя говорит ее нотариальная форма. Во-вторых, ее выдает сам участник.

Конечно, могут быть какие-то моменты, связанные с введением в заблуждение, превышением объема полномочий, предоставленных представителю. Однако мошенничество и без отзывной доверенности имело место.

В системе права иностранных государств этот институт действует только в исключительных случаях, но не думаю, что у нас он будет критически рисковым. Например, норма, предусматривающая ничтожность сделок, заключенных в нарушение корпоративного договора, и норма по поводу крупных сделок несут большие риски для правоприменительной практики.

Поэтому, хоть безотзывная доверенность и неоднозначна, новой волны рейдерства она не вызовет.

Не пропустите новые статьи!





Видео дня

2-х летний малыш любит бросать. Смотрите, что получилось, когда родители купили ему баскетбольное кольцо!


Следить за успехами малыша можно на канале BasketBoy TV. Подписывайтесь!