В Кодексе о банкротстве суду отведена ключевая роль

18 октября 2018 года Верховная Рада Украины приняла Кодекс Украины по процедурам банкротства. За соответствующий законопроект №8060 проголосовали 237 народных депутатов. По словам главы Комитета ВР по вопросам экономической политики Андрея Иванчука, от парламентариев поступило более 1300 поправок, из которых почти треть была учтена полностью, а еще часть принята с измененной редакцией.

Кодекс меняет концепцию правоотношений между кредиторами и должниками, решает ряд проблемных вопросов по восстановлению платежеспособности должников, а также вводит абсолютно новый институт банкротства физического лица и устанавливает новые стандарты профессии арбитражного управляющего, как ключевой фигуры в процедурах санации и ликвидации предприятия, и, наконец, определяет электронный аукцион как единственный метод продажи имущества должника.

И все же новый Кодекс по процедурам банкротства пока не стал всеобъемлющим и самодостаточным нормативно-правовым документом в данной сфере. Многие еще оставшиеся белые пятна и противоречия по-прежнему придется заполнять и выравнивать украинским судам.

Кодекс – плод компромисса

Еще на итоговом заседании парламентского комитета по вопросам экономической политики, который готовил Кодекс к окончательному принятию, народным депутатам пришлось, ради достижения консенсуса, отказаться от некоторых дискуссионных норм и положений. «На это пришлось пойти, чтобы не завалить весь Кодекс», - объяснил один из разработчиков Кодекса народный депутат Руслан Сидорович.

В частности, решили отказаться от положения об автоматическом аресте и списании средств должников, которые вызывали неоднозначную реакцию заинтересованных сторон.

Следующим исключили положение о введении реестра должников.

«По словам Максима Нефедова (первый замминистра экономического развития и торговли Украины – ред.), всю информацию из реестров через три дня после внесения можно купить на Петровке. Зачем же нам давать пищу рейдерам», - отметил тогда Андрей Иванчук.

Решили также не ограничивать вознаграждение арбитражных управляющих 50-ю минимальными зарплатами. Парламентарии согласились, что определение процентов, причитающихся арбитражным управляющим за реализацию имущества и от возвращенных кредитору средств, создают более выгодную мотивацию работы.

Чтобы уменьшить объем документа, перевели бывшие в последней редакции Кодекса детализацию порядка реализации имущества должников-банкротов и администрирование электронной системы продаж в разряд подзаконных актов. Кабинет Министров, а конкретнее - Министерство экономического развития и торговли и Министерство юстиции, должны будут подготовить регламентацию этих процессов ко дню начала действия положений Кодекса. Для этого им даже создали запас времени. Кодекс вступает в силу и вводится в действие по истечении шести месяцев со дня его официального опубликования, за исключением положений, которые определяют создание электронной торговой системы и авторизации электронных площадок, которые вступают в силу и водятся в действие через три месяца со дня официального опубликования настоящего законодательного акта.

Но главное, на что не решился пройти законодатель – это формированию отдельного процессуального документа по процедурам банкротства. Хотя, по мнению нардепа Руслана Сидоровича, многие правоведы разделяют позицию, что хозяйственный процесс и процедуры банкротства принципиально отличаются по своей философии.

«Использование многих норм хозяйственного процесса в процедурах банкротства создает только правовые коллизии. Например, до сих пор существуют разные понимания относительно того, можно или нет останавливать исковые производства в делах о банкротстве. Ведь согласно ХПК, остановка производства прекращает все процессы в рамках дела, а банкротство остановить невозможно», - отмечает народный депутат.

Такие же сложности возникают в процедурах обжалования, рассмотрения судом не кредиторских требований, истребования имущества, управления ликвидационной массой и т.д. Эти вопросы хозяйственный процесс не может нормально решать, потому что нацелен на урегулирование несколько иных процессуальных правоотношений.

«После принятия Кодекса, теоретическая работа по развитию его положений не прекратится. Это станет только началом пути в создании доктрины банкротства, как отдельной мощной отрасли в украинской юридической науке. Кодекс по процедурам банкротства в дальнейшем будет только разрастаться. В нем будут появляться новые книги, и в конечном результате придется отойти от применения норм хозяйственного процесса в отношении процедур банкротства», - уверен Руслан Сидорович.

Решатели правовых коллизий

В судебной системе положительно восприняли принятие нового Кодекса, несмотря на все его недостатки. Там привыкли, что отечественное законодательство традиционно несовершенно.

«Совершенных законов не бывает в принципе, но их можно совершенствовать нашими толкованиями», - отмечает глава Верховного Суда Валентина Данишевская.

Она убеждена, что в процедурах банкротства суд, как контролирующая все процессы инстанция, должен преследовать единственную цель – максимальный расчет должника с кредитором, и только потом, если еще возможно, восстановление платежеспособности должника.

«Судья в самом начале должен разобраться в вопросе – стоит ли давать должнику шанс на восстановление платежеспособности, ведь нежизнеспособные должники тянут экономику страны на дно. Кроме того, не стоит открывать дело о банкротстве, если возникает подозрение, что на выходе сумма задолженности перед кредиторами не уменьшится, а увеличится», - уверена Валентина Данишевская.

«Если у должника нет имущества и денег, то не должно быть никакого судебного решения о банкротстве», - дополняет ее еще один из авторов Кодекса, юридический советник Центра коммерческого права, национальный эксперт Проекта ЕС «Право-Justice» Игорь Николаев.

До вступления в силу принятого Кодекса, судьям еще придется руководствоваться положениями действующего Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признание его банкротом». Согласно заключительным и переходным положениям Кодекса, упомянутый закон будет также действовать в отношении дел о банкротстве, которые на момент вступления в силу настоящего Кодекса находятся на стадии санации. И только переход к следующей судебной процедуре и дальнейшему производству по этим делам осуществляется в соответствии с новым Кодексом.

«Мы некоторое время будем иметь уникальную ситуацию, когда производство в делах о банкротстве будет регулироваться несколькими законодательными актами», - указывает секретарь судебной палаты по рассмотрению дел о банкротстве Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда Владимир Погребняк.

В таких условиях только судебная практика будет регулировать, чтобы все процедуры соответствовали принципу верховенства права и правовой определенности, а судьи, кредиторы и должники понимали, что происходит, считает судья-спикер судебной палаты по рассмотрению дел о банкротстве КХС Сергей Жуков.

Эликсир искового производства

Для повышения процессуальной эффективности процедур банкротства, авторы Кодекса убедили правовое сообщество, что большинство вопросов, которые возникают в рамках дел о банкротстве, лучше всего решать по правилам искового производства.

«Закон о банкротстве, который якобы регламентирует порядок рассмотрения дел, обычно отсылает всех к общим нормам Хозяйственного процессуального кодекса. Процесс о банкротстве получался какой-то смешанный и не четкий», - отметил судья Сергей Жуков.

Теперь же, по мнению судьи, когда в Кодексе по процедурам банкротства определились и установили, что хозяйственные суды рассматривают дела в рамках процедуры о банкротстве в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом для искового производства, все будет более понятно. Возможно, даже, и необходимость в отдельной форме производства отпадет – судебная практика станет индикатором.

Перехитрить системных нарушителей

Согласно исследованию Всемирного банка «Ведение бизнеса 2018» ( «Doing Business 2018»), Украина по показателю «Урегулирование неплатежеспособности» остается на крайне низком 149 месте. Главная причина такого положения кроется именно в чрезмерно затянутых процедурах банкротства. Средний показатель продолжительности такой процедуры в Украине составляет почти три года.

Одним из факторов, способствующему такому положению, называют искусственное затягивание процессов недобросовестными должниками. Они, пользуясь тем, что процессуальные нормы процедуры банкротства были разбросаны по разным кодексам и законам, активно злоупотребляли своими процессуальными правами путем подачи безосновательных апелляционных и кассационных жалоб.

Как сообщила судья Хозяйственного суда Одесской области Лилия Грабован, в области очень актуальна эта проблема, когда определенная сторона дела о банкротстве, понимая последствия для себя от готовящегося судебного решения, начинает подавать всевозможные жалобы на отдельные эпизоды в рамках дела.

«По 5-10 раз подаются жалобы, а суд первой инстанции не может повлиять на это, потому что обязан автоматически передать все дело в высшую инстанцию. В результате дело ходит туда-сюда, и рассматривается годами», - описала проблему судья.

В Верховном Суде, как отметила Валентина Данишевская, знают об этой проблеме. Причем, злоупотребления процессуальными правами активно используются и в других регионах, в Киеве в том числе. Судьям, по ее мнению, следует брать больше ответственности на себя.

«Мы взяли на себя ответственность самостоятельной ветви власти, и, таким образом, мы отвечаем за конечный результат. Смешно оправдываться перед обществом из-за того, что какие-то нужные нормы упустила Верховная Рада. Это наше задание – достичь лучшего правового регулирования. Тем более, что у судей больше полномочий, чем у народных депутатов – мы можем вложить практический смысл в их законы», - высказала свое убеждение глава Верховного Суда.

Вместе по минному полю

В КХС в составе ВС решили, что лучшим основанием для формирования единой правовой позиции в делах о банкротстве будут регулярные семинары с судьями различных инстанций.

На одном из таких заседаний, которое организовала судебная палата по рассмотрению дел о банкротстве, даже решили провести онлайн-опрос по ряду проблемных вопросов, которые часто возникают в судебной практике.

Каждый судья, владеющий смартфоном, с его помощью по указанной ссылке заходил на определенную электронную страницу, где был размещен ряд вопросов. Все они имели несколько вариантов ответов. После того, как участники опроса выбирали вариант и отсылали ответ, системный администратор выводил на экран в зал совещания общие результаты.

В частности, на собрании судьи определялись с правовой позицией по поводу:

  • объема процессуальных полномочий, которые должен иметь судья при рассмотрении вопроса о снятии хозяйственным судом арестов на средства и имущество должника, наложенное другими судами, после начала ликвидационной процедуры в деле о банкротстве;
  • последствий признания недействительными сделок (договоров) или опровержения имущественных действий в случае невозможности возвратить имущество в натуре в ликвидационную массу;
  • относительно источников оплаты услуг арбитражного управляющего в деле о банкротстве, если кредиторами не создавался фонд для авансирования денежного вознаграждения, и невозможности оплаты услуг ликвидатора за счет имущества банкрота (из-за отсутствия у него каких-либо активов);
  • об ограничении предусмотренных законодательством требований органов государственной фискальной службы относительно налогов должника при признании его банкротом;
  • об исковой давности в вопросе признания недействительными сделок (договоров) и опровержения имущественных действий должника, а также отсрочки оплаты судебного сбора при подаче имущественных исков ликвидатором, если у должника нет средств на его оплату.

Как отметил секретарь судебной палаты Владимир Погребняк, онлайн-опрос судей хозяйственных судов различных инстанций, очевидно, может стать эффективным средством для выработки единой позиции и заполнения белых пятен в законодательстве. Например, из 5 заданных вопросов, по 4 вопросам судьи пришли к единому мнению.

Не пропустите новые статьи!





Видео дня

2-х летний малыш любит бросать. Смотрите, что получилось, когда родители купили ему баскетбольное кольцо!


Следить за успехами малыша можно на канале BasketBoy TV. Подписывайтесь!