Сутяжничество: как с этим бороться, мировой опыт

Практически в каждой области есть определенные лица, которые регулярно обращаются в суд, независимо от того, нарушено их право или нет.

«ВРП запросила у Генпрокуратуры информацию о расследовании дела председателя суда Татьяны Кологрив» в связи с тем, что гражданин требует от нее 30-50 тыс. грн за каждое решение, принятое судьей не в его пользу.

Такие сообщения все чаще появляются на сайтах не только юридических СМИ, их немало на сайте ВРУ, куда обращаются судьи, сообщая о таком вмешательстве в осуществление правосудия.

Практически в каждой области есть определенные лица, которые регулярно обращаются в суд, независимо от того, нарушено их право или нет. Судьям всех юрисдикций и всех судебных инстанций известная личность, которая за последние 7-8 лет подала в суды (от районного до Верховного) около 5 тыс. исков, жалоб, одновременно жалуется на судей в ВРП за отказ в иске или отказе в удовлетворении апелляционной / кассационной жалобы.

Недавно в КЦС ВС подано несколько «странных» кассационных жалоб от лица, «выигравшего» рассмотрение процессуального вопроса в апелляционном суде. То есть его апелляционная жалоба полностью удовлетворена, но кассационная жалоба от этой самой личности касается того, что апелляционный суд не оставил сначала ее же апелляционную жалобу без движения на определенных основаниях. Спор касается договора аренды земли, по делу четко прослеживается, что этому лицу «невыгодно» получить быстрое судебное решение, своевременное рассмотрение дела, поскольку, возможно, придется вернуть земельный участок, с которого нужно успеть собрать урожай. Поэтому этому лицу крайне необходимо затянуть судебный процесс.

Злоупотребление правом на иск, на подачу жалобы представляет собой такой вид злоупотреблений процессуальными правами, при котором вся процедура рассмотрения спора является неоправданной и неэффективной, ведь лицо обращается в суд с целью, отличной от защиты нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов. Среди таких злоупотреблений можно выделить представление сутяжнических, заведомо необоснованных (явно необоснованных) исков или жалоб и исков, имеющих искусственный характер.

Что такое сутяжничество, кто такие сутяжники и как в мире борются с таким «стихийным бедствием» судебной системы, какие процедурные, компенсаторные и монетарные меры противодействия такому злоупотреблению правом на правосудие предусмотрены в соответствующем законодательстве других стран? Попробуем разобраться.

Сутяжнические (vexatious) иски давно известны англосаксонской правовой системе, где их связывают, как правило, с таким процессуальным поведением стороны, которое характеризуется чрезмерной процессуальной активностью лица, повторными обращениями в суд с тождественными или аналогичными исками, попыткой возобновить производство по делу и т.д. с целью преследования процессуального оппонента, надокучання ему или причинения ему финансовых затрат. В некоторых зарубежных государствах, в частности Австралии, Канаде, Великобритании, США (штаты Калифорния, Флорида, Гавайи, Огайо, Техас), Индии, приняты соответствующие законодательные акты, направленные на противодействие указанному процессуальному поведению. Наряду с этим в иностранной литературе и судебной практике выделяют различные признаки и правила квалификации определенного поведения как сутяжнического. Так, первый законодательный акт по этому вопросу - Vexatious Actions Act 1896 - был принят в Англии и определял сутяжническую сторону как любое лицо, систематически и целенаправленно возбуждающее сутяжническое рассмотрение дела в суде при отсутствии разумных оснований (Taggart M. Alexander Chaffers and theGenesis of the Vexatious Actions Act 1896 The CambridgeLaw Journal Vol. 63, No. 3 (Nov., 2004), pp. 656-684).

Указанную формулировку в дальнейшем инкорпорировали в свое законодательство и другие зарубежные страны. При этом на практике был выработан классический трехсложный тест для признания определенного лица сутяжником. Во-первых, необходимо было установить систематичность действий лица, то есть повторяемость, постоянство таких действий, факт того, что лицо считает возбуждение судебных разбирательств обычной вещью, воспринимает такое поведение как должное. Во-вторых, должна была быть доведена целеустремленность этих действий, которая заключалась в решимости такого лица, его настойчивости, упрямства в действиях. Наконец третьим признаком считалось отсутствие «разумных оснований» для соответствующего процессуального поведения, которое имело место тогда, когда производство было бесперспективным, но все равно инициировалось, в частности с ненадлежащей целью (Joint Submission to the Parliament of VictoriaLaw Reform Committee. Inquiry into Vexatious Litigants. 27 June 2008 Melbourne. p. 30-31.)

Достаточно часто для определения стороны сутяжником использовался критерий частоты привлечения лица к орбите судопроизводства. В частности отмечалось, что сутяжником может быть признано лицо, которое часто возбуждает сутяжнические иски, то есть многократно за короткие интервалы времени, обычно повторно. Иногда учитывались такие критерии, как то, как сторона возбудила производство по делу, то есть ее поведение во время производства по делу или мотивы подачи иска (Kirby N. When Rights CauseInjustice: a Critique of the Vexatious Proceedings Act 2008 (NSW) // Sydney Law Review. - 2009. - Vol. 31: 163. - P. 165-166). Наряду с этим, в литературе всегда отмечалось, что квалификация определенного процессуального поведения как сутяжничества не зависит от поминутной проверки, имело ли разумное основание каждое процессуальное действие стороны, зато оценке подлежит совокупность совершенных действий, их основной характер и результаты.

Сейчас некоторые юрисдикции сохранили в своем законодательстве аналогичные формулировки сутяжничества, зато другие выбрали более расширенный подход к критериям квалификации такого поведения. Так, согласно пар. 391 Гражданского процессуального кодекса Калифорнии сторона признается сутяжнической, если: а) она возбуждала или поддерживала лично за последние семь лет не менее пяти производств, иных, чем производство в суде по незначительным суммам, которые были решены не в ее пользу или необоснованно остаются в состоянии нерешенности без судебного разбирательства по крайней мере в течение двух лет б) повторно возбуждала производства или делала попытки возбудить производство снова против одного и того же ответчика после принятия решения не в свою пользу; в) повторно подавала в суд необоснованные письменные ходатайства или совершала процессуальные действия, чтобы вызвать ненужный обмен соревновательными бумагами, или прибегала к другим тактикам, явно необоснованным или направленым на затягивание процесса; г) была признана сутяжнической стороной любым другим судом штата или федеральным судом на основе подобных фактов или действий (California Code of Civil Procedure.).

Иначе говоря, на первый план в этом случае выходят не особенности спора, переданного на рассмотрение суда, а, скорее, характеристика самой стороны, ее процессуального поведения как в конкретном производстве, так и в предыдущих делах, в рассмотрении которых она участвовала. То есть речь идет об определенном процессуальном поведении стороны, связанным с ее повторными обращениями в суд с тождественными делами, попытки возобновить производство в определенном деле, подача исков с целью причинить вред или наскучить своему оппоненту и тому подобное. Иначе говоря, на первый план в этом случае выходит характеристика самой стороны, а не особенностей спора, переданного на рассмотрение суда. Указанное подтверждается и санкциями за поведение такого рода, что, как правило, связываются с запретом конкретному лицу обращаться в суд с определенными видами исков без получения предварительного согласия уполномоченных судебных органов.

В литературе по психиатрии и психологии патологическая жажда обращений в суд и участия в процессах получила название «кверулянства», хотя в юридической литературе, как правило, речь идет именно о сутяжничестве или «гиперсутяжническом поведении» (Lévy B. FromParanoia Querulans to Vexatious Litigants: a Short Study onMadness between Psychiatry and the Law. Part 2 // Historyof Psychiatry. - 2015. - Vol. 26 (1). - p. 36-49.). Последние компаративистские исследования, посвященные анализу освещения проблем сутяжничества в странах континентальной и англо-саксонской правовых систем, позволили авторам проследить интересную тенденцию. Так, если в странах континентальной правовой системы вопрос сутяжничества течение длительного времени активно рассматривался на страницах литературы по психиатрии, однако законодательное регулирование указанного поведения практически отсутствовало, то в странах англосаксонской правовой системы наоборот вопросы сутяжничества имеют достаточно давнюю историю правового регулирования, однако до недавнего времени имелись только единичные работы, которые рассматривали указанную проблему как медицинскую, а не юридическую.

По нашему мнению, несмотря на вариативность подходов к сутяжническому поведению в различных государствах, можно все же выделить несколько общих признаков указанных действий.

Во-первых, во многих законодательных актах зарубежных государств сутяжничество ассоциируется с многократным обращением в суд одним лицом по разным делам или с подачей тождественных или аналогичных исков, то есть в данном случае подчеркивается неоднократность обращений в суд, а также некоторые количественные показатели процессуальной активности стороны . Например, в Техасе, Калифорнии и на Гавайях для признания лица сутяжником, среди прочего, должен быть доказан факт того, что такое лицо за последние 7 лет безуспешно возбуждало или поддерживало производства по крайней мере в пяти делах, кроме дел в судах, рассматривающих споры на незначительные суммы (California Code of Civil Procedure; Hawaii Revised Statutes; Texas Civil practice and Remedies Code.), зато во Флориде этот показатель составляет 5 неудачных дел за 5 лет. И даже в тех случаях, когда законодательство не устанавливает четкого количества неудачных дел и определенных временных периодов, все равно содержится указание на систематичность таких действий. Указанное может быть объяснено также с исторической точки зрения, ведь во многих источниках указывается, что Vexatious Litigant Act 1896 стал реакцией на поведение А. Чафферса (A. Chaffers), который в течение 1980-1896 г. подал 48 исков, ответчиками по которым были Принц Уэльский, Архиепископ Кентерберийский, Лорд-канцлер, судьи и т.д. (Lévy B. From ParanoiaQuerulans to Vexatious Litigants: a Short Study on Madnessbetween Psychiatry and the Law. Part 2 // History ofPsychiatry. - 2015. - Vol. 26 (1). - p. 39.).

Таким образом, о сутяжничестве может свидетельствовать систематическое, многократное участие стороны в судебных процессах, завершающихся принятием решения не в ее пользу, ее гиперактивность в подаче исков в суд. В литературе такие стороны иногда называют «хроническими», «аномальными» или «патологическими» сторонами (Кравчук В. Аномалии судебного процесса // Слово Национальной школы судей. - 2014.- № 4 (9). - С. 98-103).

Во-вторых, часто сутяжничество связывается не просто с многократностью обращения в суд, а именно с обращениями истца к одному и тому же ответчику с различными исками или повторные обращения в суд с аналогичными или тождественными исками после решения дела судом с целью пересмотра уже рассмотренного дела. Так, С. Хедли выделяет три категории истцов с соответствующей девиацией процессуального поведения. Во-первых, истцы, которые проиграли дело и продолжают подавать в суд аналогичные тождественные иски. Во-вторых, истцы, которые проиграли дело, продолжают обращаться в суд, расширяя круг участников дела. В-третьих, истцы, которые выбирают судопроизводство своим стилем жизни и возбуждают производства по спорам, к которым они не имеют отношения. При этом отмечается, что 80% дел в Англии такого рода подпадают под вторую категорию. Также ученый отмечает, что легко определить только первую категорию сутяжников, другие категории, как правило, связаны с рассмотрением новых правовых вопросов и предъявлением требований к новым ответчикам, и поэтому являются более тяжелыми для распознавания. При этом редкость дел второй и третьей категории может также объясняться тем, что из-за тяжести распознавания они просто остаются невыявленными как злоупотребление судебной системой (Цит. По: Moore A. Isaac Wunder Orders // Judicial Studies Institute Journal. - 2001. - Vol. 1 1. - P. 138).

В-третьих, сутяжничество, как правило, связывается с незаконной целью подачи иска, в частности желанием побеспокоить своего оппонента, досадить и наскучить ему, умышленным его преследованием и т.д., то есть производства в этом случае нарушаются с целью нанести вред и неудобство своему процессуальному оппоненту. Так, даже ЕСПЧ отмечает, что всегда есть риск, что иски об установлении отцовства могут быть поданы сутяжническим или безосновательным способом с целью преследования (задача беспокойства) матери и ребенку (DissentingOpinion of Judge Garlicki Joind by Judge Steiner in Case of Rozanski v. Poland, app. 55339/00, 18 May 2006). Иногда индтикатором сутяжничества также может выступать малый размер исковых требований, когда истца больше интересует не сумма присужденного, а те неудобства, связанные с рассмотрением дела, которые будет нести ответчик. В этом контексте подача иска с целью причинить вред своему процессуальному оппоненту, является процессуальной шиканой.

В-четвертых, последние изменения законодательства зарубежных государств также отмечают, что как сутяжничество могут быть охарактеризованы не только злоупотребление правом на иск, однако и процессуальные действия, направленные на затягивание рассмотрения дела и как можно более длительноем оставление состояния правовой неопределенности между сторонами. То есть в последнее время в литературе наблюдается расширение понятия сутяжничества, и отныне оценке подлежат не только факты возбуждения производства по делу, однако и процессуальные действия с целью затягивания рассмотрения дела во время судебного производства.

Таким образом, сутяжничеством могут быть признаны случаи многократных обращений в суд лицом с тождественными или аналогичными исками после решения дела судом с целью добиться нового рассмотрения дела, уже решенного судом посредством модификации предмета или основания иска, введение новых участников процесса и т.д., а также случаи , когда лицо систематически обращается в суд к одному и тому же или разным ответчикам с целью наскучить своему процессуальному оппоненту, побеспокоить его, нанести ему вред и тому подобное.

Не пропустите новые статьи!





Видео дня

2-х летний малыш любит бросать. Смотрите, что получилось, когда родители купили ему баскетбольное кольцо!


Следить за успехами малыша можно на канале BasketBoy TV. Подписывайтесь!