Какие пробелы в проектах новых ХПК, ГПК и КАС будут мешать примирению сторон судьей или медиатором

Введение института урегулирования спора с участием судьи, предусмотрено в проектах новых процессуальных кодексов, полностью соответствует современным мировым тенденциям. Однако то, каким образом предлагается реализовать этот механизм, вызывает сомнения в его жизнеспособности и эффективности. Кроме того, усовершенствования требует и урегулирование вопросов медиации, о которой упоминается в проектах кодексов.

Суть процедуры

Применение процедуры примирения является реальной альтернативой судам, ведь она более эффективна с точки зрения исчерпания конфликтов. К сожалению, сегодня доминирует культура претензий, исков и обвинений, а культура согласия - на низком уровне. Государство должно способствовать установлению мира в обществе, снятию эмоционального напряжения, поэтому необходимо поддерживать инициативы, ориентированные на решение конфликтов мирным путем и использование альтернативных способов решения споров.

Так, в законопроекте «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» от 23.03.2017 (№6232) предлагается ввести механизм урегулирования спора между сторонами с участием судьи. Он заключается в том, что до начала рассмотрения дела по существу по взаимному согласию сторон спор может быть урегулирован с помощью судьи, в производстве которого находится дело. О передаче спора на урегулирование должно быть вынесено соответствующее постановление.

Урегулирование спора с участием судьи проводится в течение разумного срока, но не более 30 дней со дня вынесения постановления о его проведении (без права продления срока). На время урегулирования спора производство по делу приостанавливается. Судья проводит общие и (или) закрытые совещания со сторонами, на которых выясняет основания и предмет иска, основания возражений, разъясняет сторонам предмет доказывания по категории спора, предлагает сторонам предоставить предложения относительно путей мирного урегулирования спора и совершает другие действия, направленные на мирное урегулирование сторонами спора.

Во время закрытых совещаний судья вправе обращать внимание стороны на судебную практику в аналогичных спорах. Он может предложить истцу и ответчику (или их представителям) возможный путь мирного урегулирования спора. В то же время судья не имеет права давать сторонам юридические советы и рекомендации, оценивать доказательства по делу. Информация, полученная любой из сторон, а также судьей во время проведения урегулирования спора, является конфиденциальной.

Стороны имеют право в любой момент инициировать прекращение урегулирования спора путем подачи в суд соответствующего заявления. Также процедура прекращается в случае окончания установленного для ее проведения срока; по инициативе судьи - в случае затягивания урегулирования спора любой из сторон или в случае достижения сторонами мирного решения вопроса.

После прекращения урегулирования спора с участием судьи производство по делу возобновляется. Если сторонам не удалось достичь согласия, дело передается на рассмотрение другому судье, определенному Единой судебной информационно-телекоммуникационной системой. Повторное проведение урегулирования спора с участием судьи не допускается.

Проблемы внедрения

Новые проекты ХПК, ГПК и КАС содержат почти идентичные положения по урегулированию спора с участием судьи и медиации. Но при реализации механизма может возникнуть много проблем. Во-первых, это связано с обучением судей, ведь им необходимо будет овладеть специальными навыками. В связи с этим возникают вопросы: достаточно ли в Национальной школе судей тренеров соответствующей квалификации и других ресурсов для централизованного обучения всех судей небольшими группами (максимум по 25 человек) и сколько времени понадобится заведению, чтобы справиться с этой задачей? Очевидно, что за короткий промежуток времени невозможно научить каждого судью в судах различных юрисдикций по всей Украине.

Во-вторых, проблемой является мотивация судей. Они имеют большую нагрузку, поэтому не каждый будет заинтересован в расходовании времени (для этого нужен не один час) на одно дело вместо правосудия привычным способом. Законопроект оставляет без ответа вопрос о том, каким образом участие судьи в урегулировании спора будет учитываться в определении общей нагрузки, будут ли внедрены дополнительные поощрения для судей, которым удастся привести стороны к примирению? Навязывание института примирения как сторонам, так и судьям вызовет сопротивление и будет неэффективным.

В-третьих, необходимо учитывать личностные качества судьи. Для успешного решения дела мирным путем он должен быть эмпатичным, уметь хорошо общаться со сторонами, эффективно помогать им в налаживании коммуникации и тому подобное. Не каждый человек способен на это, даже после прохождения специального обучения. Стороны, которых судья не приведет к примирению из-за личностных характеристик, будут разочарованы в процедуре и считать ее неэффективной. Правду говоря, не каждый судья желает и (или) может осуществлять примирение сторон (и это его право). В то же время изменениями, которые предлагается внести в процессуальные кодексы, предусмотрено, что  такая обязанность должна возлагаться на каждого судью, в производстве которого находится дело, в котором стороны согласились на урегулирование спора.

Специально обученные судьи

Все эти факторы могут привести к нивелированию значения института урегулирования споров с участием судьи. Поэтому стоит учесть следующие моменты. Прежде всего, в пересмотре нуждаются положения по урегулированию спора судьей-докладчиком, в производстве которого находится дело. Более целесообразным является передача дела специально обученному судье. Необходимо осуществить отбор судей, которые, во-первых, хотят заниматься примирением и, во-вторых, способны быть эффективными во время общения со сторонами спора на пути приведения их к примирению.

Также нужно провести специальное обучение для отобранных судей. После чего в случае желания сторон урегулировать спор с участием судьи дело нужно направить одному из отобранных судей.

Определять судью для участия в урегулировании спора должна Единая судебная информационно-телекоммуникационная система с учетом наличия у него специальной подготовки. Если в установленный срок спор не будет урегулирован, дело возвращаться к судье, в производстве которого оно находилось до направления на такую ​​процедуру.

Нужно, чтобы перечень судей, которые занимаются урегулированием споров, определялся собранием судей соответствующего суда. Таким образом, в каждом суде должна быть сформирована группа судей, которые будут иметь знания и навыки, необходимые для осуществления эффективного примирения сторон, и желание участвовать в урегулировании споров.

Если не учесть этих нюансов, то институт урегулирования спора с участием судьи будет заживо похоронен до того, как он получит возможность показать свою эффективность. К сожалению, по объективным причинам судебная власть сегодня не способна обеспечить функционирование такого механизма.

Парадоксальные ситуации

Среди медиаторского сообщества законопроект вызвал большую панику, ведь положение относительно института урегулирования споров с участием судьи были расценены как попытка монополизировать медиацию судьями. Впрочем, автор законопроекта и не стремился к тому, чтобы урегулирование спора с участием судьи считалось медиацией. Это самостоятельная процедура, которая не имеет ничего общего с классической фасилитационной моделью медиации, которая более 20 лет существует в Украине.

Наверное, более уместно рассматривать институт урегулирования спора с участием судьи как новую в украинской практике гибридную примирительную процедуру, которая не является медиацией.

Отдельное внимание стоит уделить непосредственно медиации. К сожалению, проекты процессуальных кодексов не соответствуют достигнутому в настоящее время уровню законопроектных работ по медиации. Так, 3 ноября 2016 Верховная Рада приняла за основу проект «О медиации» (№3665), которым предусмотрено внесение изменений, в том числе и в процессуальные кодексы. На многочисленных рабочих встречах с медиаторами, судьями, представителями государственных органов и общественных объединений были наработаны изменения в ХПК, ГПК и КАС. Однако эти предложения не были учтены в проекте №6232.

В частности, в проектах ХПК и ГПК не предусмотрена возможность остановки судебного производства по совместному заявлению сторон для проведения медиации или примирения другим способом. Установлено, что производство останавливается только в случае урегулирования спора с участием судьи, что возможно только до начала рассмотрения дела по существу.

В новом проекте ГПК также определена возможность приостановить производство для предоставления сторонам по делу о расторжении брака срока для примирения. Других процессуальных возможностей для официального получения времени для примирения у сторон нет. Это никоим образом не корреспондируется с положениями о том, что суд «способствует урегулированию спора путем достижения соглашения между сторонами» и что «при рассмотрении дела по существу суд способствует примирению сторон». Каким образом способствует, если суд даже не может остановить производство для предоставления сторонам времени, достаточного для проведения примирительных процедур?

Совершенным в этом смысле является проект КАС, ст.236 которого прямо предусмотрено: суд приостанавливает производство по делу в случае обращения обеих сторон с ходатайством о предоставлении им времени для примирения - до окончания срока, о котором стороны заявили в ходатайстве. Аналогичная норма существует и в действующем КАС. Парадокс ситуации заключается в том, что, несмотря на то что в административном судопроизводстве созданы наиболее благоприятные процессуальные возможности для примирения сторон, они в полной мере не реализуются из-за неготовности субъектов властных полномочий брать на себя ответственность и идти на примирение. В то же время стороны в гражданском и хозяйственном судопроизводстве, которые не имеют никаких ограничений по примирению, лишены процессуальной возможности получения необходимого им для этого времени.

Кроме того, в проектах процессуальных кодексов не установлена ​​обязанность суда выяснить в подготовительном заседании, желают ли стороны прибегнуть к процедуре медиации для урегулирования спора мирным путем. В противоположность этому, например, в ГПК предусмотрена обязанность судьи узнать, намерены ли стороны передать дело на рассмотрение третейского суда или обратиться в суд для урегулирования спора с участием судьи.

В проектах ХПК, ГПК и КАС медиация рассматривается исключительно как услуга. Впрочем, логичнее было бы рассматривать медиацию и как услугу, и как помощь. Если медиация останется исключительно услугой, то возникнет вопрос о возможности проведения этой процедуры государственными служащими. Медиация рассматривается исключительно как досудебная процедура урегулирования спора, в то время как более корректным является термин «внесудебная», ведь ее проведение возможно на любой стадии судебного процесса.

Обоснованные сомнения

Безусловно, к положительным моментам можно отнести то, что наконец в процессуальных кодексах упоминается термин «медиация» и сделана попытка обеспечить соблюдение принципа конфиденциальности медиации: «Не могут быть допрошены в качестве свидетелей лица, которые по закону обязаны хранить в тайне сведения, что были доверены им в связи с предоставлением услуг посредничества (медиации) при проведении досудебного урегулирования спора, - о таких сведениях».

Вместе с тем хорошая идея искажена неудачными формулировками. Во-первых, в настоящее время не существует закона, которым были бы определены обязанности медиаторов хранить в тайне сведения, которые были им доверены. Во-вторых, речь идет о сведениях, которые были доверены медиатору во время досудебного урегулирования спора. Но медиация может быть проведена в ходе судебного разбирательства, в перерыве между судебными заседаниями или на стадии исполнения судебного решения. Исходя из предложенной формулировки, о данных, которые стали известны на других стадиях, медиатора допрашивать нельзя.

Единственным реально ощутимым сдвигом в вопросе медиации является внедрение механизма стимулирования сторон к мирному урегулированию спора путем установления нормы о возвращении из государственного бюджета 50% судебного сбора в случае заключения мирового соглашения, отказа от иска или признания иска ответчиком. Было бы замечательно, если бы эти положения нашли отражение в законе «О судебном сборе». Также предполагается, что при решении вопроса о распределении судебных расходов суд учитывает действия стороны относительно досудебного разрешения спора и урегулирования спора мирным путем при рассмотрении дела, стадию рассмотрения дела, на которой такие действия совершались.

Итак, сам факт определения в проектах процессуальных кодексов дополнительного института, ориентированного на мирное урегулирование споров, является тенденцией, которую необходимо приветствовать. Рациональным является то, что субъект законодательной инициативы не пытается дать этому институту название «медиация», что привело бы к смешиванию этих понятий и компрометации классической медиации.

Впрочем, то, каким образом предлагается реализовать этот новый институт, вызывает обоснованные сомнения в его жизнеспособности, эффективности и распространении.

Требуют пересмотра также положения о медиации, приведенные в кодексах. Кроме того, в законопроекте не нашла отражения государственная политика по медиации, которая требует законодательного признания и поддержки. Ведь изменения в процессуальное законодательство должны стать движущей силой для развития медиации.

Луиза Романадзе, адвокат-медиатор, доцент кафедры хозяйственного права и процесса НУ «Одесская юридическая академия», вице-президент Украинской академии медиации, к.ю.н.

Опубликовано на сайте: 19.05.2017

Источник: http://zib.com.ua/ru/



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 13728




Бесплатная юридическая консультация

Простоправо ТВ

Юридический рынок Украины

Электронное судопроизводство: плюсы и риски

Как известно, Закон "О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты" (законопроект №6232), принятый 3 октября 2017 года Верховной Радой, наконец, передан на подпись Президенту Украины Петру Порошенко. В частности, новый закон предусматривает введение электронного судопроизводства.



Рекомендуем