О (не)справедливости, (не)добросовестности и (не)разумности гражданско-правовых обязательств по кредитным договорам в инвалюте

Пункт 6 ст. 3 Гражданского Кодекса Украины предусматривает среди общих начал и смысла гражданского законодательства справедливость, добросовестность и разумность. Ст. 1 Гражданского процессуального Кодекса Украины предусматривает, что задачами гражданского судопроизводства является справедливое, беспристрастное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов физических лиц, прав и интересов юридических лиц, интересов государства. Статья 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод предусматривает право на справедливый суд. Могут ли рассчитывать заемщики банков на соблюдение этих простых правил, рассказывает Анастасия Москаленко, адвокат и партнер ЮФ "Москаленко и Партнеры".

С момента заключения кредитного договора многие заемщики выплатили по кредитам суммы значительно превышающие суммы выданных кредитов как в долларовом, так и гривневом эквиваленте. Около половины клиентов ЮФ «Москаленко и Партнеры» - это валютные заемщики, которые выплатили по кредитам намного больше, чем брали,  а остаются должны намного больше, чем выплатили. Не смотря на то, что при заключении кредитных договоров их никто не информировал о реальной процентной ставке и общей совокупной стоимости кредита, составляющих цену банковской услуги в процентном и денежном эквивалентах, а также во многих договорах – о валютных рисках и действительных ежемесячных и ежегодных платежах, эти заемщики добросовестно принимали меры для выполнения кредитных договоров даже после роста курса доллара США с 5 до 27 грн. за доллар США. Эти люди отказывали себе и своим семьям в отдыхе, в развлечениях, а часто даже в еде и фактически отдавали кредитам ценнейшее время своей жизни. 

Уверена, что 99% заемщиков, если бы им в момент заключения договоров доходчиво разъясняли, что гривна за 10 лет упадет в 5 раз, а выплатят они в 2-3 раза больше долларов, чем выдает банк, отказались бы от заключения таких кредитных договоров. В отличие от несведущих заемщиков, банки могли предположить и умышленно скрывали от клиентов эти риски, закладывая на первые годы выплат по кредитам свою выгоду (комиссии, проценты), оставляя выплату основного долга на последние годы. Их специалисты – финансисты, юристы, аналитики – знали, что риски неисполнения таких договоров через значительный период времени будут астрономически возрастать, и сознательно учитывали это с целью получения максимальной выгоды. Экономические экспертизы кредитных правоотношений в 99% случаев показывают грубые нарушения, а более чем в половине оказывается, что реальная процентная ставка в действительности в 1,5-2 раза больше задекларированной, а сумма переплаты изначально значительно больше, чем была указана, если была указана вообще.

Следует отметить, что Верховный Суд Украины в своих рекомендательных источниках неоднократно обращал внимание на эту проблему, например в Обобщении судебной практики по рассмотрению гражданских дел о защите прав потребителей (2009-2012 гг.) от 01.02.2013 г.,  подготовленном судьей Верховного Суда Украины Т.Е. Жайворонок и главным консультантом управления ВСУ С.В. Павловской указано следующее: «В Украине, несмотря на законодательное закрепление, не в полной мере реализуются такие права потребителей в кредитно-финансовых правоотношениях, как право на достоверную информацию об условиях договора. Потребители не имеют ни достаточной информации о финансовых услугах, которые им предоставляют, ни необходимых знаний, чтобы их понять. Они не всегда могут оценить уровень рисков и возможных последствий вступления в дополнительные финансовые обязательства и сравнить условия предоставления услуг, предлагаемых различными финансовыми учреждениями.

Из-за неодинаковой судебной практики при разрешении споров о финансовых услугах Конституционный Суд Украины в Решении от 10 ноября 2011 по делу № 15-рп / 2011 разъяснил, что положения пунктов 22, 23 ст. 1, ст. 11 Закона № 1023-XII надо понимать так, что их действие распространяется на правоотношения между кредитодателем и заемщиком (потребителем) по договору о предоставлении потребительского кредита, возникающие как при заключении, так и при выполнении такого договора».

Расторжение или признание недействительными таких кредитных договоров на основаниях нарушения Закона Украины «О защите прав потребителей» не возложит на банки больших убытков и будет не только законным, а и справедливым способом защиты прав заемщиков, которые оплатили уже намного больше, чем брали, и не должны оставаться финансовыми рабами всю свою жизнь. При этом банки могли бы оставить за собой полученный доход за счет переплаты и курсовой разницы, в том числе, на основании действующей статьи1057-1 Гражданского кодекса Украины.

Для чего тогда прописаны специальные нормы законодательства о защите прав потребителей финансовых услуг и нормы банковского законодательства, если суды отказываются их применять? Примером поразительного правового нигилизма является продолжение отрицания судами распространения Закона Украины «О защите прав потребителей» на правоотношения сторон после заключения кредитного договора даже после вынесения решения Конституционного суда Украины от 10.11.2011 года по делу № 1-26/2011. Тот же Верховный Суд Украины в своих постановлениях от 02.12.2015 г. по делу № 6-1341цс15, от 23.05.2012 г. по делу № 6-39цс12 продолжает упорно «закрывать глаза» на специальные нормы указанного закона. До тех пор, пока судьи будут потакать таким нарушениям и фактически их игнорировать, суды будут завалены кредитными спорами! При этом обычной является ситуация, когда финучреждение вообще не присылает на заседания никакого представителя, не предоставляет истребованных судом документов, а роль защитника интересов кредитора фактически исполняет судья.  

Добросовестные же заемщики в результате исполнения валютных кредитных договоров, заплатив суммы гораздо большие, чем были предусмотрены к выдаче, могут быть полностью лишены не только уже уплаченных средств, а и своего единственного жилья – переданных в ипотеку квартир. Потому что мораторий – это временная мера, которая не отменяет, а лишь отдаляет обращение финучреждениями взыскания на эти квартиры. А уж после его отмены банки получат и финансовую выгоду, и ипотечное имущество или доход от его продажи. К слову сказать, некоторые финучреждения в обход моратория и сейчас фактически отбирают у должников, не имеющих сильной правовой защиты, заложенные квартиры.

Принуждение заемщиков, выплативших по кредитным ипотечным договорам в инвалюте больше, чем сумма выданных кредитов, к дальнейшему исполнению этих договоров за счет продажи их единственного жилья, не будет отвечать таким принципам гражданского законодательства как справедливость, добросовестность и разумность, поскольку потребитель кредитных услуг в данном случае полностью лишается всего, на что рассчитывал при заключении договора: и денег, и имущества, которые полностью приобретает банк.

Без сомнения, вместе с игнорированием национальными судами специальных норм законодательства о защите прав потребителей финансовых услуг, а во многих случаях и основных процессуальных прав заемщиков, это  повлечет за собой множество обращений в Европейский суд по правам человека о нарушении не только ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, но и ст. 1 Первого протокола к ней – т.е. нарушение права собственности, а также усилит ненависть общества к судам и тем, кто в них работает.

Видео путеводитель

Простоправо ТВ рассказывает, как вести себя с банком, если тот не возвращает вклад.

Подписывайтесь на наш канал на Youtube, чтобы не пропустить новое полезное видео о правах граждан и бизнеса в Украине.


Не пропустите новые статьи!





Видео дня

2-х летний малыш любит бросать. Смотрите, что получилось, когда родители купили ему баскетбольное кольцо!


Следить за успехами малыша можно на канале BasketBoy TV. Подписывайтесь!